Тантрическая ретравматизация и тантра-терапия

Тантрическая ретравматизация и терапия
Тантрическая терапия - мощный инструмент, который при правильном использовании может быть весьма эффективным.

Частичный перевод статьи:

Tantric Re-Wounding and What you need to know about Tantra Therapy

Darren Maguire
Darren Maguire

Содержание

Примечание переводчика

В статье используется слово “reenactment”. Дословный перевод – повторное действие, повторный акт, повторное воспроизведение. В различных источниках переводится по-разному:

  • Джудит Герман: “реконструкция, или воспроизведение, травмы или её аспектов”.
  • Хайман Спотниц: “эмоциональное отыгрывание”.
  • Психотерапевт, с которым я консультировался, сказала, что устойчивого перевода не существует. Можно использовать “осознанная ретравматизация” или “осознанное погружение в травмирующий опыт”.

Я решил использовать термин “повторное воспроизведение”.

Вольное изложение

Различные виды тантрических воздействий могут быть очень мощным инструментом исцеления сексуальной травмы и трансформации.

Сексуальная травма, пережитая в детстве, запаковывается теле и во взрослом возрасте приводит к проблемам с установлением своих границ и соблюдением чужих границ. Это мешает поддержанию здоровых отношений с другими людьми.

Роль терапии – временно построить терапевтические отношения с клиентом, установить жёсткие границы терапевт-клиент, работать с феноменами переноса и контрпереноса, поднять травму на поверхность и корректирующими действиями помочь клиенту проработать её.

Тантра – мощный метод воздействия, но её проблема состоит в том, что нет обычных положенных границ взаимодействия и большое внимание уделяется прикосновениям, что в других видах терапии запрещено.

В обычной терапии чаще всего прикосновение к клиенту происходит из-за собственной непроработанной травмы терапевта. Прикосновение всегда должно быть согласовано и получено разрешение клиента.

Когда всплывает травма – клиент стремится избежать её. Прикосновение и направление внимания в “здесь и сейчас” в этот момент может быть очень целительным.

Райх и Левин описали, как невыраженная травма застряёт в теле и влияет на положение тела и черты характера. Мышцы застывают и формируют броню на физическом уровне, в характере возникают некие черты, формирующие защиту на психологическом уровне.

Деарморинг, процесс снятия этой брони, приводит к высвобождению этой дремлющей энергии. При этом включается процесс нейроцепции – нейронный фильтр безопасность/опасность – и клиент “считывает” состояние терапевта.

Если ощущает от него угрозу – возникает неконтролируемая ретравматизация: клиент проваливается в ту же самую травму. Если терапевт создаёт и удерживает безопасное пространство – травма экологично высвобождается через тряску, вибрацию тела, звуки, скручивание конечностей, выброс эмоций (в онлайн курсе по йони массажу показано, как создать такое пространство с помощью тантрического массажа).

Для создания такого пространства очень важна чёткая терапевтическая структура (фреймворк) – чёткое понимание клиентом всех деталей сеанса: сколько стоит, сколько длится, время начала, последовательность действий терапевта.

Не менее важно, чтобы у терапевта не было своих травм. Чтобы все его личные травмы были проработаны в самостоятельной работе и чтобы его личные потребности не реализовывались об клиента. В тантрическом массаже и в йони массаже как разновидности тантрического массажа – это личные сексуальные потребности терапевта.

Тантрическая терапия

Тантра как практика и тантрическая терапия, такая как тантрический массаж, тантрический коучинг, тантрическая работа с телом и тантрическое консультирование, могут быть очень мощным средством для терапевтических изменений и восстановления после сексуальной травмы и фактически являются важным компонентом терапевтической модели лечения сексуальных зависимостей наряду с «Программой 12 шагов» и воздержание от компульсивного сексуального поведения. Однако очень часто это не работает, и мы рассмотрим подводные камни в этой статье.

Наша печаль — это энергия, которую мы разряжаем, чтобы исцелиться. …Печаль болезненна. Мы стараемся её избегать. На самом деле разрядка печали высвобождает энергию, связанную с нашей эмоциональной болью. Сдерживать её — значит замораживать боль внутри нас. Терапевтический лозунг состоит в том, что скорбь — это «исцеляющее чувство».

Джон Брэдшоу

Может ли тантра исцелять, как?

Благодаря последним исследованиям в области неврологии:

  • проведённым ведущими нейробиологами, такими как Дэниел Сигел, Брюс Перри и Яак Панксепп, которые показывают нам, что происходит в мозгу пациента, страдающего сексуальной зависимостью, или взрослого человека, ставшего жертвой сексуального насилия в детстве,
  • новаторской работе клинических психологов и психоаналитиков Ричарда Гартнера, Патрика Карнеса и Лоуренс Хеджес, посвятивших более 30 лет исследованиям и работе с сексуальными травмами и сексуальными зависимостями в своей клинической практике,
  • а также удивительным открытиям в области восстановления мозга с помощью нейропластичности, таким как передовая работа Нормана Дойджа, изложенная в его книге “Мозг, который меняет себя”,

теперь мы знаем основные ингредиенты, необходимые для успешного выздоровления от сексуальной зависимости и успешного восстановления от сексуальной травмы как в терапевтическом кабинете, так и за его пределами.

Эти механизмы выздоровления включают успешное развитие и поддержание здоровых отношений как внутри, так и вне терапии. Существует ряд способов, которыми детская сексуальная травма, как явная, так и скрытая травма, такая как эмоциональный инцест, влияет на межличностные отношения взрослого человека, пережившего насилие.

Во-первых, взрослому, пережившему детскую сексуальную травму, будет очень трудно признать свои собственные личные границы, что может привести к постоянным абьюзивным отношениям и неспособности сказать НЕТ, что создаёт непрерывный повторяющийся паттерн первоначальной травмы либо через аффект, либо через повторное воспроизведение.

Во-вторых, им будет очень трудно признать, распознать и уважать границы другого человека, что опять-таки представляет собой непрерывный повторяющийся паттерн исходной травмы либо путём повторного воспроизведения, либо проецирования аффекта на другого, так что другой бессознательно переживает диссоциированные чувства ребёнка, пережившего жестокое обращение. В психотерапии мы называем этот поведенческий феномен Переносом.

Перенос – вездесущий поведенческий феномен

Перенос вездесущ в любых отношениях, успешная терапия зависит от способности как распознавать перенос, так и работать с ним, поскольку очень часто это способ, которым сексуальное насилие в прошлом передаётся в настоящем, когда нет слов для описания насилия или эмоционального состояния ребёнка до, во время и после насилия.

Мы знаем, что у нас, у людей, есть целый биологический аппарат, который предназначен для того, чтобы устанавливать и поддерживать здоровые отношения, мы также знаем, что этот аппарат недостаточно развит у тех, кто испытал сексуальную травму, и ценой этого могут быть здоровые отношения.

Благодаря развитию здоровых отношений во взрослом возрасте эти нейробиологические эффекты могут быть полностью обращены вспять, и в мозге разовьются новые пути, позволяющие взрослому, пережившему сексуальное насилие, процветать в отношениях.

Мы видим роль терапии именно в том, чтобы построить здоровые отношения с клиентом в течение определённого периода времени, работая с переносом, удерживая очень жёсткие границы и участвуя в поведении и отношениях, отличных от исходной травмы – это корректирующее действие.

Взрослые клиенты, подвергшиеся сексуальному насилию в детстве, как явному, так и скрытому, будут бессознательно вынуждены ломать границы, вступать в действие с неправильными границами, бросать вызов границам, проверять границы и сопротивляться границам бессознательным образом, чтобы повторно воспроизвести первоначальную травму для исцеления.

Если у нас, у терапевтов, плохие границы и неспособность удерживать сильные границы, признавать свои собственные и чужие границы из-за нашей собственной неразрешённой сексуальной травмы, тогда терапия становится повторным воспроизведением без корректирующих действий, которое ретравмирует, реабьюзит, не терапевтично и избыточно. Это очень часто происходит во многих формах терапии, включая тантрическую терапию.

Реабьюзинг носит символический характер, поскольку наиболее распространённые формы сексуального абьюза, как явного, так и скрытого, совершаются родителем или членом семьи, и, следовательно, клиент подвергается насилию со стороны того самого человека, который отвечает за их безопасность. Это создаёт очень неорганизованную привязанность, которая продолжает воспроизводиться во взрослых отношениях и терапевтических отношениях. С этим воспроизведением и привязанностью можно справиться и трансформировать только там, где эту динамику переноса распознали и работают с ней, а границы остаются очень строгими, в отличие от свободных границ нарушающего родителя или члена семьи в оригинальном абьюзе.

article-tantric-rewounding-therapy-1

Владеть своей историей может быть сложно, но не так сложно, как тратить наши жизни убегая от неё. Принимать наши уязвимые места - рискованно, но не так опасно, как отказаться от любви, принадлежности и радости - переживаний, которые делают нас наиболее уязвимыми. Только когда мы достаточно храбры, чтобы исследовать тьму, мы открываем бесконечную силу нашего света.

Брене Браун

Тантра может быть обречена на неудачу!

В частности, тантра-терапия во многих случаях обречена на неудачу, и тот потенциал, которым она может исцелить сексуальную травму – он же затрудняет терапевтические изменения. Здесь я имею в виду границы в тантра-терапии: в отличие от большинства других психотерапевтических сессий, тантра-сессия очень отличается, и часто отсутствуют обычные границы контакта, этики и договорные терапевтические критерии. Есть прикосновения, которые в других терапиях запрещены и очень табуированы.

Но прикосновение – не проблема. На самом деле прикосновение чрезвычайно мощно, и при многих патологиях прикосновение является чрезвычайно мощным лечебным средством, поскольку мы запрограммированы на получение прикосновения. Мы чувствительны, поэтому можем испытывать прикосновение, и если мы не испытаем прикосновения в первые несколько месяцев жизни – мы умрём.

Исследования показывают нам, что группа людей, которые в наибольшей степени были лишены контакта в детстве и раннем взрослом возрасте, — это те, кто в конечном итоге участвует в самых отвратительных преступлениях человечества, и те, кто оказывается в камере смертников.

Учёные и психологи, такие как Джеймс Прескотт, Элис Миллер и Габор Мате, посредством множества исследований и клинических исследований продемонстрировали нам, что лишение прикосновения в раннем детстве и во взрослом возрасте может привести к психопатологиям, таким как случай с румынскими сиротами и многие другие подобные случаи. Также лишение прикосновения приводит к аутизму и другим межреляционным нарушениям, неспособности общаться с другими.

Клиницисты, такие как Лоуренс Хеджес, директор Центра изучения перспектив слушания и директор-основатель Ньюпортского психоаналитического института, являются сторонниками введения прикосновения в психоаналитическую терапию на определённых этапах терапии для создания корректирующих действий и терапевтических изменений.

Прикосновение в терапевтической обстановке также может вызвать ретравматизацию. Много раз в психотерапии мы можем прикасаться к клиенту из-за нашей потребности успокоить клиента или как бессознательный способ сказать клиенту, что “эмоция, которую вы сейчас проявляете, неудобна для меня, пожалуйста, прекратите”. В других случаях мы могли бы прикоснуться к клиенту из-за других потребностей, которые нам нужны, чтобы соединиться, понравиться или утешить клиента так, как никогда не утешали нас.

Все эти способы взаимодействия проистекают из нашей собственной неразрешённой травмы и наших собственных неудовлетворённых потребностей как терапевтов и не имеют терапевтической ценности, даже если в данный момент они кажутся клиенту утешительными.

На другом уровне клиент может чувствовать себя отвергнутым, использованным и ретравмированным, подобно эмоциональным инцестуальным отношениям родителя и ребёнка, когда родитель удовлетворяет свои потребности через ребёнка. Это не делает терапевта плохим терапевтом или плохим человеком, а просто участником терапевтического тупика, нетерапевтичного повторного воспроизведения и неэффективной терапии.

В тантре прикосновение составляет очень большую часть терапии, но его можно использовать точно так же, как описано выше, но ещё более агрессивно и настойчиво, особенно если терапия включает в себя много прикосновений. Прикосновение всегда должно быть взаимно согласовано на каждом этапе терапии, недостаточно договориться о том, что прикосновение является частью терапии в начале терапии, разрешение должно запрашиваться на протяжении всего сеанса, за очевидным исключением тантрического массажа.

Так какое же прикосновение является терапевтическим?

Итак, какое же прикосновение является терапевтическим? Чтобы прикосновение было терапевтическим, оно должно происходить в рамках терапевтических отношений, в которых существуют прочно удерживаемые границы, облегчающие вездесущий перенос.

Как терапевты, мы должны постоянно спрашивать себя, о чём это прикосновение, удовлетворяет ли оно мои собственные потребности или это бессознательное желание подавить эмоциональное выражение клиента. Является ли это прикосновение эротическим или романтическим контрпереносом на клиента? Является ли это прикосновение попыткой контролировать то, что происходит в терапии? Что я получаю от этого прикосновения, что оно значит для меня?

Чем больше мы задаём эти вопросы себе как терапевтам, тем больше фактическая потребность в прикосновении в рамках терапевтических отношений смещается в более соединённое, управляемое, уязвимое и эмпатическое взаимодействие, в котором на самом деле не требуется прикосновение для облегчения терапевтического взаимодействия “здесь и сейчас”.

Время, когда прикосновение может быть глубоко исцеляющим, — это когда клиент подключён к ранее диссоциированному аффективному состоянию, и его/её естественная реакция состоит в том, чтобы уйти от коннекта. Возвращение осознанности клиента в эту реакцию и поощрение клиента оставаться в моменте “здесь и сейчас” может быть трансформирующим.

Тем самым изменяется модель нейронной активности и создаётся корректирующее действие с новой нейронной активностью и новым набором убеждений, таким как «когда мне грустно, я могу соединиться с другим и меня увидят, услышат и будут присутствовать не обижая меня и не стыдя». Эта терапевтическая диада может быть усилена прикосновением в форме, когда терапевт оказывает лёгкое прикосновение к клиенту заботливым и поддерживающим образом с его разрешения, что полностью отличается от переживания исходной раны у клиента.

На сеансах тантрического консультирования или тантрической работы с телом, где может быть гораздо более сильный акцент на прикосновении и необходимости прикосновения от терапевта к клиенту как части терапевтического взаимодействия – навигация между тем, подходит ли это прикосновение или нет, это прикосновение для меня или клиента, и способствует ли это прикосновение процессу исцеления или препятствует ему – может быть трудным и утомительным путешествием личного и профессионального развития.

article-tantric-rewounding-therapy-2

Там, где была только страшная пустота или столь же пугающие грандиозные фантазии, теперь обнаруживается неожиданное богатство жизненной силы. Это не возвращение домой, так как этого дома никогда прежде не существовало. Это создание дома.

Элис Миллер

Бронирование тела и нейроцепция

В некоторых случаях простое прикосновение к другому человеку может способствовать усилению его или её телесного самосознания, что приводит к уменьшению мышечного напряжения и панциря, а также к усилению парасимпатического расслабления.

Как это происходит? Прикосновение стимулирует кожные рецепторы, реагирующие на давление, боль, температуру и движение, и рецепторы в мышцах и сухожилиях, реагирующие на растяжение, усталость и боль. Эти рецепторы связаны непосредственно с нейронными сетями интероцепции и схемой самосознания тела.

Поскольку травма возникает в теле, очевидно, что в процессе исцеления есть место прикосновениям и работе с телом. Работа с телом помогает людям, страдающим от травмы, исцелиться, потому что она может стимулировать здоровую и безопасную разрядку травмы. Разрядка травмы может проявляться в виде потоотделения, смеха, вздохов, зевоты, плача, дрожи, покраснения, дыхания и покалывания — всё это симптомы хорошего высвобождения.

Благодаря новаторской работе таких учёных, как Вильгельм Райх, открывший и давший название оргонной энергии и анализу характера, и Питер Левин, написавший книгу “Пробуждение Тигра: исцеление травмы”, а также создавший Институт соматических переживаний, – они оба верили, что, когда мы переживаем травму и не можем поделиться этим опытом с поддерживающим заботливым свидетелем и обработать его здоровым образом, эта травма затем сохраняется в нашем теле, в волокнах нашего существа.

Она дремлет в нашем теле, как напряжённая мышца, которая нарушает поток энергии жизненной силы и может даже полностью перекрыть поток энергии в определённой части тела. Например, многие взрослые, подвергшиеся сексуальному насилию в детстве, имеют застрявшую энергию в области таза в результате травмы, и именно так тело запоминает травматическое событие.

Райх заявил: «Броня — это состояние, которое возникает, когда энергия связывается мышечным сокращением и не течёт через тело» (Reich: 1936).

  • Он видел, что существовует броня характера, которую он определил как «сумму типичных черт характера, которые человек развивает для блокировки своих эмоциональных возбуждений, что приводит к ригидности тела и отсутствию эмоционального контакта».
  • Он определил броню мышц как «сумму хронических мышечных спазмов, которые у человека развиваются как блок против прорыва эмоций и ощущений органов, особенно тревоги, ярости и сексуального возбуждения» (Reich: 1936).

Общий эффект брони мышц и брони характера создаёт человека.

Александр Лоуэн, коллега Райха, лучше всего резюмировал этот общий эффект следующим образом: “Характер человека, проявляющийся в его типичном шаблоне поведения, также отображается на соматическом уровне формой и движением тела. Выражение тела — это соматический взгляд на типичное эмоциональное выражение, которое на психическом уровне рассматривается как характер. Защиты проявляются в обоих измерениях – в теле в виде мышечной брони” (Lowen:1976).

Чтобы снять броню характера, может потребоваться специальное прикосновение и работа с дыханием в области брони.

Деарморинг тела (снятие брони с тела) — важная часть терапевтического процесса, и кабинет тантра-терапии может стать мощным пространством для изучения этой работы. Именно здесь прикосновение является очень мощным исцеляющим средством, при котором лёгкие прикосновения, которые могут быть или не быть эротического и сексуального характера, стимулируют удовольствие в теле с целью циркуляции энергии сексуальной/жизненной силы по всему телу и снятие мышечного напряжения и брони.

На сеансах тантрической работы с телом дремлющая энергия, удерживаемая бронёй тела, может быть вновь пробуждена, когда клиент посредством того, что называется нейроцепция, улавливает в ближайшем окружении угрозу. Это может восприниматься как интерпретация языка тела терапевта, тона голоса и/или движений, действий и слов, которые кажутся клиенту похожими на среду, в которой происходила первоначальная травма.

В психодинамической терапии Гартнер, эксперт по работе с мужчинами, подвергшимися сексуальному насилию,  называет это ролевой игрой “абьюзер – жертва абьюзера”.

Когда это происходит, важно удерживать безопасное пространство для клиента и гарантировать ему, что он в безопасности, и что он может безопасно высвободить заблокированную энергию через дыхание, тряску, издавание звуков или любым другим способом, которым хочется клиенту.

Использование прикосновения в этот момент может быть чрезвычайно травмирующим, и если именно прикосновение вызвало эту активацию симпатической нервной системы, то важно, оставаясь с клиентом, отказаться от прикосновения и валидировать аффективное состояние клиента.

Станислав Гроф, основатель трансперсональной психологии и разработчик холотропного дыхания, считает, что применение прикосновения во время сеанса работы с дыханием может вырвать клиента из его процесса, даже если мы чувствуем, что это полезное вмешательство в конкретный момент сеанса.

Он считает, что даже если обратная связь от клиента положительна и нашей интуиции кажется, что вмешательство с помощью прикосновения будет успешным вмешательством, мы отвергаем возможность того, что, если бы мы не вмешались, клиент мог бы получить доступ к более глубоким слоям психики и открыть большую возможность исцеления и поэтому наше прикосновение становится препятствием для исцеления, а не облегчением его.

article-tantric-rewounding-therapy-3

Фальшивых гидов, учителей в мире больше, чем звёзд. Настоящий проводник - тот, кто заставляет вас увидеть вашу внутреннюю красоту, не тот, кто хочет, чтобы им восхищались и следили за ним.

Шамс Табризи

Терапевтическая структура

Отсутствие этики, границ и договорных критериев в тантра-терапии и терапевтических отношениях, в том числе внутри и вне терапии, создаёт совокупность нечётких границ, размывая отношения, необходимые для успешного переноса.

В некотором смысле мы, терапевты, должны быть чистым холстом, на который клиент может проецировать и переносить, что позволяет всплыть на поверхность важному материалу, с которым затем можно работать в рамках терапии.

Это устанавливается динамикой терапии, когда клиент делится интимными подробностями о себе, а мы, как терапевты, слушаем, но не делимся информацией о себе. Хотя самораскрытие часто является обсуждаемой темой в психотерапии, обычно лучше всего раскрыть себя только если невыполнение этого нарушит терапевтические отношения.

Когда мы, как терапевты, слишком лично общаемся с клиентами с помощью внешнего контакта, электронной почты, телефонных звонков и других взаимодействий вне структуры терапии, это само по себе может быть повторным воспроизведением, точно так же, как во время любого насилия происходит разрушение здоровых отношений (взрослый/ребёнок, родитель/ребёнок и терапевт/клиент).

Если мы, как терапевты, не работали над нашей собственной неразрешённой травмой и сексуальной травмой – а во многих случаях эта травма может иметь очень скрытый характер, но, тем не менее, оставляет отпечаток, в котором воспроизводится во взрослом возрасте – эта неразрешённая травма должна проявиться в текущих жизненных отношениях, в том числе терапевтического характера.

Это не злонамеренно с нашей стороны, но несколько невежественно и безответственно. Как предполагает Джон Брэдшоу, быть человеком означает иметь травму, и он предполагает, что у всех нас есть неразрешённая травма. И это наш долг как терапевтов, фасилитаторов, консультантов, тантрических целителей. и т.д. – разобраться с нашей детской травмой. Какой бы незначительной она не казалась нам, она влияет на то, как мы ведём себя во взрослом возрасте и на то, как мы формируем и поддерживаем отношения, включая терапевтические отношения.

Эта ответственность не определяется тем, как мы называем работу, которую мы делаем и предлагаем, но это ответственность, к которой мы должны относиться серьёзно, если мы удерживаем какую-либо форму терапевтического пространства для клиента с целью работы с некоторыми формами психопатологии, соматической дисфункции, проблемами в отношениях и близости и сексуальной травмой.

Если должно иметь место исцеление – должны присутствовать механизмы трансформации через корректирующие действия, то есть изменения, которые действительно могут быть измерены с помощью сканирования мозга, и изменения, которые действительно очевидны в жизни клиента: способность участвовать в межличностных отношениях, способность быть глубоко близким с собой и другими, когда раньше эти понятия были очень чужды клиенту.

Для этого нам нужно удерживать прочные границы в заботливом, сострадательном, непредвзятом пространстве, где мы можем приветствовать и работать с переносом и контрпереносом в терапевтической комнате.

Как терапевты, мы также можем навязывать клиенту нашу собственную травму и пытаться разрешить нашу травму через работу с клиентом в терапевтических отношениях. В частности, в тантре и БДСМ это может быть способом обойти терапевтические изменения в обмен на повторение и повторное воспроизведение первоначальной травмы.

Когда выбираете тантрического терапевта

При рассмотрении вопроса о том, чтобы начать терапию любого вида, включая тантрическую работу с телом, массаж и тантрическое консультирование, важно понимать составляющие, необходимые для потенциальных успешных результатов лечения.

Примите во внимание, что большая часть травматических переживаний, ведущих к специфическим поведенческим, реляционным и/или соматическим симптомам, которые в первую очередь заставляют клиента искать терапию, остаются в имплицитной памяти, бессознательном и в специфической броне тела.

Способы достижения позитивных изменений включают в себя работу с бронёй и превращение бессознательного в сознательное, и это обычно происходит посредством переносных и контрпереносных повторных воспроизведений и воспоминаний в рамках специфической терапии.

Поэтому для нас очень важно иметь терапевтическую структуру для облегчения этой горячей работы и в рамках этой структуры – соглашение о жёстких границах, которые помогут и будут способствовать переносному воспоминанию в терапии.

Эти границы в терапевтической структуре должны определять конкретную структуру оплаты, конкретное время сеанса, конкретную продолжительность сеанса, доступность терапевта вне сеанса, что конкретно будет включать сеанс, каковы возможные опасности этого стиля терапии и т.д. (прим.перев. – здесь можно прочитать чёткое и понятное описание йони массажа в Киеве).

Для того чтобы мы, как терапевты, могли работать с клиентом здоровым терапевтическим образом, важно, чтобы мы были знакомы с рассмотренными выше концепциями повторного воспроизведения переноса/контрпереноса и установления границ, будь то психотерапия, соматическая терапия и особенно если это тантрический массаж, тантрическая работа с телом или тантра-консультирование, поскольку они включают в себя гораздо более близкие отношения между терапевтом и клиентом за гораздо более короткий период времени из-за контакта, прикосновения и характера выполняемой работы, и поэтому могут очень быстро вызвать воспоминания о переносе, которые, если они исчезнут незамеченными – могут чрезвычайно ретравмировать клиента и нанести ущерб как терапевту, так и клиенту.

Поэтому для всех нас, терапевтов, коучей, целителей, вовлечённых в любую форму терапевтических отношений с клиентом, крайне важно посещать регулярные супервизии. Они являются фантастической возможностью для личного и профессионального развития и платформой для обсуждения и изучения переноса и нашего контрпереноса, который существует во всех терапевтических отношениях, включая тантра-массаж, и динамика, заложенная в терапии тантра-массажем, является мощным катализатором проблем переноса, контрпереноса и проблем, связанных с границами.

Если у нас, как у терапевтов, или у клиента есть неразрешённая сексуальная травма, она может проявиться и, скорее всего, проявится в таком пространстве, где это возможно, например, в интимном пространстве между терапевтом и клиентом, таком как тантра-сессия или тантра-массаж. Опять же, это отыгрывание и проявление неразрешённой травмы является естественным, мощным и по большей части бессознательным явлением. Тем не менее, если это не дойдёт до нашего осознания – это может иметь разрушительные последствия. Такова природа травмы.

Полезно спросить у терапевта, проходим ли мы супервизии и занимаемся ли работой по личному развитию, и если да, то как часто. Это может способствовать хорошей основе терапевтических отношений и может убедить клиента в том, что с нашей стороны есть определённое стремление нас как терапевта исследовать наше участие и результирующий контрперенос в терапевтических отношениях, что, безусловно, поможет создать более терапевтическое пространство как для терапевта, так и для клиента.

Личность терапевта имеет решающее значение, потому что отношения с терапевтом являются самым важным компонентом лечения клиента. Когда терапевтические отношения исцеляют, это происходит потому, что терапевт целостен, не эксплуатирует, чувствителен, эмпатичен, последователен и заслуживает доверия. Предполагая, что терапевт хорошо подготовлен и опытен – важнее учитывать, кто он, а не то, что он делает.

Безусловно, жизненно важно, чтобы вы как можно лучше сложили историю своей жизни. Но в вашей памяти о предательстве в детстве могут остаться огромные пробелы. Несмотря на это, вы исцелитесь, если у вас будут другие, более позитивные отношения с вашим терапевтом, чем были с вашим растлителем и с другими людьми, которые допустили абьюз. Если терапия пройдёт успешно, вы и ваш терапевт вместе создадите связь, которая изменит ваши представления о том, что возможно между двумя людьми.

На протяжении всего этого ваш терапевт должен быть в состоянии установить и поддерживать защищённое пространство, чтобы вы могли безопасно думать и чувствовать вещи, которые были вне вашего сознания или слишком страшны для размышлений.

article-tantric-rewounding-therapy-4

Каждый видит Невидимое пропорционально ясности своего сердца, и это зависит от того, насколько он отшлифовал его. Тот, кто полировал его больше - видит больше, больше Невидимых форм становятся ему явными.

Руми
Онлайн курсы
Лингам массаж

Для мужчин и женщин:
Как сделать массаж мужчине.
22 видео урока.

Йони самомассаж

Для девушек:
Как сделать массаж себе.
22 видео урока.

Йони массаж

Для мужчин и женщин:
Как сделать массаж девушке.
52 видео урока.